elijahcrow
ЧУЖАЯ ПОЛОВИНА


Новым наместником недавно возвращенных под власть Славной Империи восточных земель император Деметр III назначает молодого Персея Вереска – бастарда своего покойного кузена. Вместе с Глорием Кленом – витязем Империи и наследником одного из влиятельнейших княжеских родов им предстоит столкнуться с заговорами, тайными сектами и мрачными культами, черным колдовством, странными существами и необъяснимой, пугающей и манящей Чужой Половиной.

Часть первая
КОМИТ И НАМЕСТНИК


«Открывающий двери, знай, что ступаешь ты на тропу Чужой Половины, откуда нет возврата и на которой нет Спасения. Там где кончается Бог, обитает Великая Мать, вне жизни и вне смерти, сама жизнь и смерть».


Глава первая
АРНАЙА

1.

Императорский наместник приплыл в Арнайю вечером пятнадцатого апреля 1336 года. Я и еще шестнадцать витязей стояли на пристани и ждали, когда корабль с наместником причалит к пирсу. Железная туша огромного лайнера неторопливо приближалась, а за ней расплескалась по небу алыми, багряными и пурпурными рукавами заря падающего в море солнца. Было красиво и торжественно. Даже слишком торжественно, на мой взгляд.
Выбор Императора относительно нового наместника многих озадачил. Персей Вереск был незаконнорожденным внучатым племянником государя. Впрочем, больше этого озадачивала молодость и бедность Восточного Наместника, а также то, что Персей, окончив Василисийский Университет с дипломом инженера, был человеком совершено гражданским. Это приводило старых вояк в неописуемый ужас – они и нас, молодых витязей, оказавшихся в Арнайе уже после окончания войны с сольтаром, за настоящих военных не считали. Что, по большому счету, чистая правда.
Рядом со мной, справа, стоял один из вышеупомянутых «старых вояк» - архонт Южной Натолии стратиг Леонид Ирис. Он выше меня на голову, сухой, лысый, хохлится в своей серо-голубой форме и морщит лицо, словно дует не легкий весенний ветерок, а холодный промозглый ветер.
- Не понимаю я государя, - сквозь зубы процедил архонт. – Что это за дикое проявление непотизма?
- Я думаю, император просто хотел видеть на посту наместника гражданского, - осторожно заметил я.
- Вы думаете, мне так интересно услышать Ваше мнение, друнгарий?
- Извините, архонт, - сказал я. Стратиг высокомерно кивнул.
Тем временем с причалившего корабля уже спускались новый наместник, плиарх корабля и охрана из морских пехотинцев.
Персей кутался в серый плащ и плотно сжимал губы. Наместник был бледен и невысок ростом, но достаточно широк в плечах. Черные вьющиеся волосы были подстрижены довольно коротко. Когда Персей приблизился к нам, я обратил внимание на то, что глаза у него разного цвета: правый – карий, а левый – почти черный. Лицо Персея вообще отличалось удивительной несимметричностью. Похоже, наместник уже неделю не брился и от этого внешний вид его казался еще более… неопрятным, что ли.
Архонт совсем скривился, как будто жевал лимон.
- Рад приветствовать Императорского Наместника, архонт Южной Натолии стратиг Леонид Ирис к Вашим услугам - проскрипел он и протянул руку. Персей пожал ее, как ни в чем не бывало, хотя это было явным оскорблением: стратиг должен был сперва склониться в поклоне перед наместником Императора.
- Рад приветствовать Вас, Наместник… комит Арнайской Цитадели, друнгарий Глорий Клен, эти славные витязи и весь гарнизон в Вашем распоряжении… - обратился я к Персею и учтиво поклонился. Наместник улыбнулся, и мы пожали друг другу руки. Архонт Ирис возмущенно отвернулся.
Один из моих солдат подвел пегого катапракийского жеребца в дорогой сбруе.
- Это дар от жителей Катапракии, - пояснил я изумленному Персею.
Наместник окинул жеребца опасливым взором, после чего иронично заметил:
- Теперь я понимаю, почему святой Гюрг сумел одолеть того змея. Конь великолепен до дрожи в коленях.
- Я хочу предложить Вам проследовать в крепость, – сказал я. - Там для Вас и Ваших спутников уже приготовлены покои и ждет торжественный ужин.
Услышав это, Персей наклонился ко мне и прошептал на ухо:
- А можно как-нибудь обойтись без торжественности?
- Не берите в голову, господин наместник, это просто фигура речи, - зашептал я ему в ответ, - настоящий кошмар ожидает Вас завтра.
- О, Вы меня здорово успокоили, - развеселился Персей. – Что ж, по коням!
Наместник лихо вскочил в седло, и я вдруг осознал, насколько новый наместник молод. Даже любимчик Императора Елизар Калин получил звание ипостратига только прошлым летом. Почему Императору так важно видеть на этой должности гражданского, да еще и столь юного? Или здесь причина в другом, и назначение Персея – действительно проявление непотизма? Раньше за Императором Деметром такого не наблюдалось.
Плиарх и еще три человека из корабельной команды оседлали своих лошадей и присоединились к нашему отряду. Впереди гордо вышагивал жеребец наместника. Справа пристроился я, а слева, с лицом абсолютно непроницаемым и взором, устремленным куда-то в сторону, ехал стратиг Ирис.
Центральная улица Арнайи прорезала насквозь большой городской базар и, минуя Агору, устремлялась на крутой каменистый холм, увенчанный живописными руинами некогда неприступной цитадели.
Арнайская крепость здорово пострадала во время штурма и стены до сих пор не были восстановлены. Отстроено было только несколько корпусов дворца, где сейчас жили солдаты и витязи. За периметром крепостных стен активно велось строительство. Два собора – Премудрости Божьей и святого Гюрга были сейчас все в строительных лесах. При прежних властях в соборе Премудрости Божьей находился гарем, а в Гюргевском – склад боеприпасов.
Когда наша процессия приблизилась к воротам, два стражника, прежде скучавших при въезде в цитадель, встали на вытяжку, вылупив глаза так, что казалось, они сейчас лопнут.
Когда мы проехали стены, наместник оживился, начал активно крутить головой из стороны в сторону.
- Я погляжу, наши войска здесь здорово постарались, - заметил он.
- Во время артобстрела снаряд попал в Гюргевский собор, - поморщившись, сказал Леонид Ирис. – Впрочем, драка здесь была знатная. Мы обложили крепость со всех сторон. Осада длилась в течение месяца, а когда мы взяли стены, то пришлось еще и штурмом брать дворец.
- Уже восстановлено несколько корпусов дворца, - добавил я. – Центральная башня практически не пострадала, поэтому там сейчас расквартированы витязи и подготовлены покои для Вас и Ваших спутников.
- Мне необходимо вернуться на корабль, - сказал плиарх, - помимо наместника, мы доставили в Натолию боеприпасы и военную технику. Разгрузка уже должна была начаться, но я хотел бы сам проследить за всем.
- Почему вы сразу об этом не доложили? – проскрипел стратиг. – Что конкретно вы нам привезли?
- Э-ээ… вот список, архонт, - плиарх достал из-за пазухи своей черной кожаной куртки конверт.
Стратиг нетерпеливо вскрыл его и уткнулся в бумаги, бормоча себе под нос, что-то вроде: «Угу… бу-бу-бу… Хм-м?» - и так далее, в том же духе.
Наклонившись к Персею, я поинтересовался:
- Вы знали?
- Да, - с досадой ответил наместник, - Надо было сразу сказать, а у меня совершенно вылетело из головы…
Леонид Ирис оторвался от чтения и обратился к плиарху:
- Так, уважаемый… не знаю вашего имени?
- Плиарх Никомед Тополь, архонт.
- Вот, что, Тополь, сейчас мы быстро отправимся к комиту порта, а по дороге Вы мне быстренько объясните, почему я ничего не знаю об этом! – и стратиг грозно потряс бумагами.
Когда они уехали мы двинулись дальше, мимо соборов и расседлали коней у самого крыльца. Я провел Персея по темным, плохо освещенным коридорам в небольшую гостиную. Здесь нас ждал накрытый стол и трое молодых людей в чинах логархов. Когда мы вошли, все трое встали.
- Позвольте представить моих помощников: Тезей Мак, Теодор Ива и Митридат Эвпатор.
Тезей был белокур и смазлив. Лицо точеное, очень правильное, а глаза – золотистые. Теодор на голову выше Тезея, сухопарый, черты лица – грубые, нос картошкой, волосы черные и жесткие. Митридат – типичный катапракиец, невысокий, смуглый, с большими карими глазами на узком лице. Эвпатор единственный из нас, кто имел боевой опыт. Катапракийцы никогда особо не считались с властью сольтара, а когда в Северную Натолию вошли наши войска прислали свои добровольческие отряды. Митридат служил под началом Леонида Ириса. Когда война закончилась, сема стратига Ириса стояла в Арнайе. Ириса назначили архонтом провинции, а всадники Митридата взяли на себя обязанности конной городской стражи. С Тезеем и Теодором мы вместе учились. Они, так же как и я происходили из благородного сословия.
- Вам понравился жеребец? – спросил у Персея Митридат.
- Это Вы достали его?.. Восхитительный зверь! – просиял наместник
- Э-ээ… давайте рассаживаться… - предложил я. Мне не терпелось попробовать солянку, приготовленную нашим поваром. Впрочем, кроме солянки, на столе было много чего еще, в том числе и запотевший штоф трофейной водки из арнайских подземелий.
Ужин превзошел все мои ожидания. Еда несколько отвлекла нас, поэтому мы кушали молча, и только за десертом завязался разговор.
- Надолго ли Вы собираетесь задержаться в Арнайе? – поинтересовался я у Персея, - Прежде столицей Наместничества считался Пегас, но в силу его отдаленности…
- Нет, - прервал меня Персей – Я не согласен с вами, Глорий, относительно отдаленности Пегаса: Северная Натолия очень важна для нас. Пегас – это естественный и очень удачный центр Наместничества и, несмотря на экономическую отсталость и плачевное состояние инфраструктуры, мы можем рассчитывать на большие дивиденды. Я собираюсь отправиться в столицу как можно скорее. Думаю, через неделю-другую, когда разберусь со здешними делами.
- Это верное решение, - поддержал наместника Митридат. – Ваше присутствие на севере просто необходимо, в то время как здесь все можно оставить на надежного человека.
- На надежного, или на опытного, - кивнул Персей. – Я думаю, целесообразно оставить все, как есть: пусть Леонид Ирис остается архонтом провинции.
- Наместник, я заметил, Вы прибыли без свиты, означает ли это, что Вы будете набирать витязей для своей дружины здесь? – спросил логарх Тезей.
- Я попрошу Ириса отобрать для моего отряда витязей, после чего тут же отправлюсь на север.
- Позвольте заметить, наместник Персей, что все собравшиеся здесь с радостью присоединяться к Вам, - заявил Тезей.
- Кто же тогда останется тут, на юге? – усмехнулся Персей.
- На севере мы будем нужнее, чем в Арнайе, - вмешался в разговор я. – Представьте себе: в Арнайе почти две сотни витязей и еще восемьдесят отлично подготовленных всадников логарха Митридата и все заняты сущей ерундой: поддержанием порядка на улицах и пьяными драками в кабаках.
- Э-э… я немного не понял: вы драки устраиваете или пресекаете? – в глазах наместника сверкнули озорные искры.
- И то и другое, как это ни печально, - вздохнул я.
- Боюсь, в Пегасе кабаков не будет, - развеселился Персей. – А что касается порядка… подозреваю, что в Северной Натолии вам придется заниматься тем же самым.
- Там не так скучно будет, - пробасил Теодор, - А то я тут, как у деда в поместье. Вы ничего такого не подумайте, там очень даже хорошо, но это не место для молодого витязя.
- Я подумаю, - кивнул наместник. – Кстати, ваш повар великолепно готовит… как думаете, Глорий, он согласиться составить нам компанию?
- Ваше слово – закон. При чем здесь его согласие? - изобразил я искреннее недоумение. – Вы бросайте эти вежливые замашки, наместник, вы теперь большой архонт, заместитель самого государя-императора. Давайте выпьем за это, наместник Персей!
Я окинул уже не совсем трезвым взглядом стол, но заветного штофа арнайской водки не увидел.
- Мы что, уже все выпили? – изумился я. – Быстро… но у нас есть еще! Тезей, будь другом, сгоняй к Николе, на кухню… можешь и его к нам привести, видишь, наместник с ним познакомиться хочет.
Тезей послушно кивнул.
Когда он вставал из-за стола, то нечаянно опрокинул стул и чуть сам не упал, но его придержал Теодор.
- Стоп-п! – я взмахнул правой рукой. – Я составлю тебе компанию, Тез…
Тезей как-то странно на меня посмотрел и, склонив голову набок, сказал:
- Хорошо.
Веселье только начиналось.

По просторному коридору, погруженному в полумрак, громко разносились эхом звуки наших шагов.
- А он симпатичный. Не красавец, конечно, но по-своему очарователен, - проговорил Тезей. Взгляд его, при этом, был устремлен куда-то, в неопределимые дали.
- Ты о наместнике? – фыркнул я. – Он мне не показался интересным. Хотя, конечно, Императору чем-то он приглянулся.
- Едва ли тем же, чем мне, - весело откликнулся логарх, игриво подмигнул мне и рассмеялся.
- Извращенец! – воскликнул я. – У тебя безнадежно испорченное воображение.
Скоро мы на пару с Тезеем ржали в мрачных коридорных декорациях, а занудное эхо разносило и разносило в обе стороны наш хохот, превращая обычные и живые звуки в нечто зловещее и заупокойное. Но нас это нисколечко не смущало.
Веселые, в обнимку, мы ввалились на кухню. Никола только что сделал себе огромный бутерброд с куском мяса и собирался отправить его в рот, мечтательно глядя на дурацкую гастрономическую фреску, выведенную над дверным проемом.
- Никола! – радостно воскликнул Тезей – иди к нам, чего тебе здесь сидеть?! К тому же тебя хочет видеть Наместник.
- Ась? – Никола отложил бутерброд в сторону.
- И, главное, еще штофчик захвати, - предупредил я.
- А как он… ну, наместник-то ваш? – спросил повар.
- Хочет тебя на службу взять. Ему очень понравилась солянка.
- Ух ты! – Никола пошарил руками по столу в поисках бутерброда, нашел его и откусил примерно половину. Никола был обширен и розовощек. Он казался расхлябанным и рыхлым, но все знали, что он - опасный боец. Никола был родом из Северного Наместничества, из города Гореча. Поскольку Северное Наместничество жило в условиях постоянной войны со Степью, Горечское городское ополчение не раз призывалось князем и наместником на войну. В перерывах между военными походами Никола целиком отдавался кулинарному искусству. Когда началась большая война на Востоке, Никола уже служил поваром у Леонида Ириса.

Так же в обнимку, но еще и с очередным штофом и всякой разнообразной закуской в руках мы с Тезеем ввалились обратно в пиршественный зал, где все пребывали в теплом благодушном настроении. Персей откинулся на спинку своего стула и немного осоловело наблюдал за тем, как Теодор что-то втолковывал Митридату о княжеских родах Славной Империи.
- Но почему, раз твое семейство живет в Западном Наместничестве, твой отец носит титул пресветлого князя? – недоумевал Митридат.
- Да нет же! – взмахнул руками Теодор. - Наш род всегда был княжеским даже тогда, когда Западного Наместничества и в помине не было.
- Я чего-то не соображаю… - нахмурился Митридат.
- Все очень просто, - вмешался в разговор я, рухнув на стул и поставив штоф на стол. – Когда-то давным-давно наши далекие предки жили разрозненными родами и в священных рощах покланялись духам предков. Вообще, считалось, что душа предка как-то связана с определенным растением – деревом, кустарником или цветком. В ком-то жил «дух шиповника», а в ком-то дух какой-нибудь сосны или ели. При этом каждому роду было свойственно свое, специфическое волшебство, в зависимости от того, дух какого растения покровительствовал роду. И были жрецы, которые жили в священных рощах и пользовались силой священных деревьев, которые изначально никак не были связаны с духами родов. Но в таких рощах рода выбирали себе князей, и жрецы наделяли их силой деревьев. Потом уже власть князей стала передаваться по наследству.
- И это, по-твоему, просто? – перебил меня Митридат. – Я уже запутался.
- Глорий просто пьяный, поэтому так путано и объясняет – вмешался в разговор Теодор Ива. – Есть множество княжеских родов, однако только за шестью родами сохранились вотчины – бывшие княжества, а ныне – провинции Славной Империи: за Вересками, Буками, Вязами, Калинами, Кленами Грабами и Тисами. Раньше-то, конечно, было и Дубово княжество, и Кипарисово. Но княжество Дубов не хотело подчиняться власти императора, и было захвачено. Собственно в Западном Наместничестве есть город Дубов, где находится родовой замок этих своенравных князей, которые когда-то величали себя королями. Кроме этого старого замка и княжеского титула у Дубов ничего и не осталось. Другое дело Кипарисы – их земли были завоеваны магами Аквиса – нашим южным соседом на Западном Континенте. Сейчас-то у нас с этим магическим орденом отношения вполне мирные, но раньше мы здорово воевали.
- А Ивы? – хмуро спросил Митридат.
- Что Ивы? – моргнул Теодор.
- Вас как Дубов или как Кипарисов владений лишили? – пояснил катапракиец.
- И не так и не эдак, - усмехнулся Теодор. – Мы – особый род. Пресветлая княгиня Василиса Ива была женой первого императора из рода Вересков. Наше княжество располагалось в самом центре будущей империи, там, где сейчас столица. Младшие братья Василисы Никифор и Анатолий получили во владение восточные земли: за нашим родом до сих пор закреплены провинции Никифорика, Эпидия и Малая Натоллия. На самом деле это означает только, что наша семья получает часть налогов с этих провинций. Ну и есть еще область в Западном Наместничестве со столицей в Ивовице, которая является полностью нашей вотчиной…
- Но это не княжество? – уточнил Митридат.
- Так княжеств сейчас и нет, - усмехнулся Теодор – Только провинции. Но Ивова область – не провинция. Это только Тисам повезло – у них-то как раз в Западном Наместничестве целая провинция, в которой они сами правят по своему усмотрению.
- У нас тут совсем не так – заметил катапракиец.
- Конечно не так, - встрял в разговор я. – Восточное Наместничество – это вечная зона боевых действий с сольтаром и тут никогда не было славных княжеств. Здесь все земли сразу переходили под непосредственную власть Императора. Хотя в Натоллии, Эсседии и Пезонии были поместья младших ветвей княжеских родов. У тех же Ив под Арнайей были обширные владения.
- Думаю, теперь они разорены… или ими владеет какой-нибудь делец из Арнайи, - проворчал Теодор.
- Одному мне не о чем сожалеть – улыбнулся я. – У моей семьи никогда не было владений на востоке.
- Зато вам хватало владений на северо-западе, - обронил Восточный Наместник – В свое время Клены создали свое королевство, захватив земли Осиновых и Липовских князей.
- Но мы вовремя перешли под власть Василисы, когда запахло жареным, - усмехнулся я. – Что тут поделаешь – первые Клены были одновременно и князьями и жрецами и владели колдовским искусством, поскольку наши земли соседствуют с землями магических орденов Драконов и Чернокнижников. До сих пор в нашей старой библиотеке храниться немало рукописей того времени. Даже экземпляр учебника по рунической магии Сэмюэла Левенклейна.
- Ого! – воскликнул Теодор. Персей Вереск удивленно вскинул брови. Митридат недоуменно нахмурился, Никола присвистнул, а Тезей был как всегда легкомысленно-невозмутим, поглощенный холодными закусками. Запретная магия его не интересовала.
- Конечно, о библиотеке Кленов ходят легенды по всей Империи, но я не думал, что эти легенды настолько правдивы, - после секундного замешательства проговорил Наместник. – Если не ошибаюсь, герцоги Левенклейны приходятся вам дальней родней, Глорий?
- О, настолько дальней, Наместник, что я даже не вспомню когда это было. Чего не скажешь о нас с вами: наши отцы были двоюродными братьями.
- Так вы родственники? – я думал, что большего недоумения, чем то, что было на лице Митридата минуту назад изобразить невозможно. Но я ошибался. – Так за это надо выпить! Чего же ты, Глорий, не говорил, что уважаемый Наместник тебе брат?!
- Вообще-то все знатные семейства Славной Империи успели породниться и не раз, Митридат, - заметил Персей. – Правда, о некоторой родне в «приличных» семьях упоминать не принято.
- Как же так? Родню и даже не порог не пускать?! – кажется, этот вечер стал для Митридата настоящим откровением относительно нравов в Славной Империи. – У нас тут это совершенно не принято. Родня – это самое дорогое, самое ценное, что есть у человека. И не важно, какая она. Даже самая пропащая.
- Увы, но родственники моего отца стараются про меня не вспоминать, - печально и задумчиво заметил Персей.
- Ох, это камень в огород и моих родителей, - вздохнул я. – Я ведь о Вас даже не слышал никогда. Только вот когда Император решил назначить Вас своим наместником, я с удивлением обнаружил, что мы с Вами – родственники. Я даже не знал, что у погибшего Николая Вереска был сын: скандал предали забвению еще до того, как я научился читать.
- Постойте-ка! – Митридат торопливо разлил водку по рюмкам. – Мне необходимо выпить. И вам необходимо выпить за воссоединение семьи. И потом у меня будет вопрос. Потому что я совсем запутался.
Мы выпили. Тезей заботливо подсунул мне на тарелку разную закусь. Митридат крякнул, закусил бутербродом. Пробормотал: «Хороша, зараза» и хмуро посмотрел на меня, а потом на Персея.
- Если я не ошибаюсь, а я ведь могу ошибаться, Николай Вереск был сыном императора Константина и наследником престола? – поинтересовался логарх.
- Ты не ошибаешься – ответил за нас с Персеем Теодор. – Но не смотря на то, что в Империи нет закона о бастардах, и формально любой старший сын наследует отцу, существует традиция, согласно которой бастард не получает ничего. Конечно, как правило, бастардам семья выделяет средства на более-менее достойную жизнь, может и имущество некоторое отписать – особняк какой-нибудь, к примеру, но все равно, бастардов стараются запихнуть куда подальше: с глаз долой, из сердца вон.
- Какой ужас, - Митрилат стукнул кулаком по столу. – Это же несправедливо!
- Единственные родственники, которые обо мне не забыли – это Буки, – сказал Персей - Тогда Пенелопа Бук еще не была императрицей, а всего-навсего женой младшего брата князя Никомеда Вяза, но она из своих личных средств назначила содержание моей матушке и отписала на ее имя особняк в Василисе. Я все думаю, что было бы, если мой отец тогда был еще жив?
Ненадолго воцарилось молчание.
- Ходят слухи, что смерть вашего отца подстроил сам император Константин, - заметил я.
- Убить собственного сына? Пусть и чужими руками? – Персей Вереск криво усмехнулся – Нет, сомневаюсь, что мой дед был на такое способен. Да и в той мясорубке у отца не было шансов. Бессмысленная авантюра – попытка отбить Фарнакию, когда под властью сольтара уже был Ситоп, и большая часть Восточного Наместничества. Даже поддержка катапракийцев не могла изменить ситуацию.
- Ха, но ведь славная была попытка! – воскликнул Митридат, - и Пегас мы тогда взяли.
- Откуда вас вышибли через неделю, - мрачно заметил Теодор.
- А потом сольтар вышиб последние гарнизоны на западном побережье, взяв по очереди Пезон, Эсседу и Арнайю, осадив даже Никифию, - закончил я. – А ведь мой дед вместе с пресветлыми князьями Никомедом Вязом, Василием Тополем и Никифором Ивой погибли здесь, защищая Арнайскую твердыню.
- Да, Никифор Ива был моим дядей, - задумчиво проронил Теодор.
- А мой отец вернулся с войны живым и здоровым, - тяжело вздохнув, произнес Тезей.
- Ты так тяжко вздыхаешь, Тезей, что можно подумать, будто бы тебя это не устраивает.
- Есть люди, которых проще любить на расстоянии, - задумчиво ответил Тезей. – К несчастью, мой отец относится к их числу.
- Скажи уж честно: твой отец не выносит неженок! – хохотнул Теодор – Все знают, что он тебя чуть ли не силой отправил служить на Восток.
- Не все созданы для того, чтобы бряцать оружием и исполнять чужие приказы, - фыркнул Тезей – Это так глупо.
- Конечно, кто-то рожден для того, чтобы нежиться на мягких перинках и прожигать фамильное состояние в кабаках Василисы – насмешливо протянул Теодор.
- Глорий, ну хоть ты! – Тезей пнул меня локтем в бок.
- А? – воспрянул я – Чего я? В кабаках Василисы я фамильное состояние не просиживал. Только свое скромное жалование в кабаках Арнайи.
- Если бы только кабаках… - проворчал Тезей.
- Не понял? Ты на что-то намекаешь? – спросил я, а Тезей невозмутимо глядя на меня, весело ответил:
- Ой, да что ты, все знают, что ты целыми вечерами пропадаешь в публичных... – тут все собравшиеся оживились, Персей заинтригованно вскинул бровь, а Тезей спокойно закончил - … публичных библиотеках.
Персей прыснул. Вообще мы все дружно рассмеялись. Тезей умел быстро изменять русло разговора, особенно если текущие по этому руслу речи норовили подточить его, мягко скажем подмоченную репутацию.
- Между прочим, в Арнайе нет публичных библиотек, - нарочито сухо заметил я, чем вызвал очередной приступ глупых смешков.
- Так куда же вы тогда ходите, комит? – лукаво поинтересовался Восточный Наместник.
- У местных купцов собраны богатейшие частные коллекции – тысячи и тысячи древних манускриптов, и современных, но очень редких книг. Впрочем, самые ценные книги хранятся в библиотеке цитадели.
- О нет! - со стоном воскликнул Тезей. - Остановите его, а то он нам сейчас краткое содержание всех эти тысяч манускриптов излагать будет!
- А что, мне было бы интересно послушать, - задумчиво протянул Вереск. Но глаза его озорно сверкнули, и он добавил, - Как-нибудь в другой раз.
- Как вам будет угодно, - сказал я, разведя руками. О книгах я мог говорить часами…
Вечер продолжался. Но я уже настолько захмелел, что слабо реагировал на происходящее. В какой-то момент, когда Митридат в очередной раз рассказывал историю о своих военных подвигах, я решил по-тихому удалиться - но не в свои покои, а наверх, на смотровую площадку, чтобы подышать свежим воздухом и немного привести мысли в порядок. Благо все, за исключением задремавшего Тезея слушали Митридата увлеченно. Наместник, конечно, слышал все впервые, а Никола с Теодором просто любили эти истории.
- … И вот, проломил я ему, значит, череп, а он с таким хлюпаньем смачным проломился, и вдруг вижу, что остался я один один-одинешенек, а эти гады все лезут…- заливался соловьем Митридат. Под живописное описание того, как разные незначительные части тел врагов разлетались во все стороны я тихо встал.
- Эй, ты куда? - тихо окликнул меня, вдруг проснувшийся Тезей.
- Да вот, решил подышать свежим воздухом. А ты спи.
- А я и не спал, - улыбнулся логарх. Резво вскочив, он схватил меня за руку и потянул к выходу.
- Да отпусти ты, хватит меня тащить! - уже в коридоре весело воскликнул я.
- Как же тебя не тащить - ты еле на ногах стоишь, Глорий!
- Но пока ведь стою.
- Когда был пьян, он был как Пан, и даже если сам устал, его стручок всегда стоял… - пропел Тезей.
- Знаешь, Тезей, ты, кажется, тоже не так трезв, как пытаешься выглядеть, - смерив приятеля снисходительным взглядом, сказал я.
- Возможно, - кивнул Тезей. - Надо проветриться.

И вот, я закончил тот вечер в компании Тезея. У нас была бутылка вина. Мы сидели на смотровой площадке центральной башни, свесив вниз ноги, и любовались ночным городом. В далеком порту полным ходом шли разгрузочные работы, светились огни многочисленных трактиров, игорных домов и борделей, но большая часть города была погружена в непроглядную черноту: это вам не столица, где уличное освещение – дело обычное.

Продолжение следует...

@темы: "фэнтези", "фантастика", "Чужая половина"