Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:52 

Сложности Экранизации

Ну да, многие мечтают об экранизации Саги о Форкосиганах. И все отлична знают, что ЛМБ вроде как против, потому что была в ужасе от сценария, который ей подсунули. Однажды. Давным давно. И все отлично знают, на каком уровне сейчас снимаются прекрасные сериалы. И, конечно, рано или поздно сагу тоже ждет экранизация. Но с чего начать? С "Осколков Чести"? "Ученика воина?" Экранизировать ВСЁ?! Сколько должно быть сезонов? Фильмов? - и эти вопросы только вершина айсберга.

Экранизировать сагу в формате фильмов нереально. Сериал - да. Возможно снять по каким-то историям отдельные фильмы - да. Но по всей саге - нет. И, конечно, очень многое придется резать.

Сложность еще во времени - сага растянута на десятилетия. И персонажи выныривают то там то тут. Например понятно, что Корделию или Майлза может играть один и тот же актер (ну за исключением Майлза-младенца и Майлза-ребенка), однако вот Ард Мэхью. Первое появление - эпизодическая роль в "Осколках Чести", следующее - уже в основной части саги, и там он старше почти на 20 лет. Как быть? Куделка, например, важный персонаж первых двух книг, но потом он появляется более-менее эпизодически. А тут вот такая фигня.

Понятно, что самого Майлза может сыграть актер невысокого роста - остальное сделают спецэффекты.

Теперь о сезонах - не может быть из слишком много. Не вытянет ни один канал. Игра Престолов остановилась, кажется, на семи. А тут такой же по стоимости проект. Правда у Игры Престолов есть сложность, которой у Саги нет - это время. В Игре все происходит быстро, в Саге - растянуто на годы.

И вот, о сезонах. Первый Сезон - это конечно Осколки Чести/Барраяр

1 серия - Сергияр. Знакомство Корделии и Форкосигана. Заканчиваться должна чем-нибудь интригующим. Видимо разговором с Готианом.
2 серия - Побег. Все события, до побега Корделии с барраярского корабля. Тут, видимо, не обойдется без добавления каких-то сцен, которые в книге не описываются, а только упоминаются (например как Рэднов проникает на корабль, или лицо Форкосигана, когда он узнает, что его невеста сбежала вырубив плазменные пушки)
3 серия - Форратьер. Плен. Убийство Джеса, Ботари и Корделия в каюте Форкосигана.
4 серия - Война. Собственно бой. Лагерь военнопленных.
5 серия - Колония Бета. Корделия дома. И бежит на Барраяр.
6 серия - Император. Корделия знакомиться с Императором. Форкосиган становиться Регентом.
7 серия - Регент. Сюда как-то впихиваются события первой части "Барраяра" до покушения на Форкосигана и Корделию.
8 серия - Мятеж. Сюда впихивается все, до того момента, как Корделия бежит спасать Майлза и убивать Фордариана.
9 серия - Подарок. Собственно вся "операция", которая заканчивается "подарком" от Корделии
10 серия - Рождение Майлза, конфликт с Петром Форкосиганом.

Все вроде логично, но, видимо, придется что-то разбивать на серии - то есть в первую очередь серии 7 и 8.

И это только присказка. Следующий сезон... целиком и полностью, видимо, Осколки Чести
Третий сезон - Игра Форов
Пятый сезон - здесь ужимается все. Сюда втыкается все от Цетаганды до Братьев по Оружию и безжалостно выкидывается "Этан с Афона" (но возможно экранизация в виде фильма)
Шестой сезон - Танец отражений
Седьмой сезон - Память и Комарра. Да, эти два сюжета придется впихивать в один сезон.
Восьмой сезон - Гражданская Кампания
Девятый сезон - Дипломатический Иммунитет
Потом отдельный фильм про Айвена (Союз капитана Форпатрила)
И отдельный фильм "Криоожог"

90 серий, три (а может и четыре - с учетом "Свободного Падения) полнометражных фильма. Интересно, сколько это все будет стоить? Миллиард? Или чуть меньше?

@темы: @ЛМБ, Барраяр, Сага о форкосиганах

00:14 

Чужая Половина

ЧУЖАЯ ПОЛОВИНА


Новым наместником недавно возвращенных под власть Славной Империи восточных земель император Деметр III назначает молодого Персея Вереска – бастарда своего покойного кузена. Вместе с Глорием Кленом – витязем Империи и наследником одного из влиятельнейших княжеских родов им предстоит столкнуться с заговорами, тайными сектами и мрачными культами, черным колдовством, странными существами и необъяснимой, пугающей и манящей Чужой Половиной.

Часть первая
КОМИТ И НАМЕСТНИК


«Открывающий двери, знай, что ступаешь ты на тропу Чужой Половины, откуда нет возврата и на которой нет Спасения. Там где кончается Бог, обитает Великая Мать, вне жизни и вне смерти, сама жизнь и смерть».


Глава первая
АРНАЙА

1.

читать дальше
Продолжение следует...

@темы: "фэнтези", "фантастика", "Чужая половина"

19:56 

СМЕРТЬ ПОД РАДУГОЙ

Небо, с которого он упал, целую вечность назад, было голубым и безмятежным.
«Почему я не умер?» - подумал он, глядя на небо, обрамленное зеленью листвы.
Двигаться не хотелось. И не моглось.
«Почему я не умер?» - повторил он безмолвный вопрос.
Его спасательная капсула, проделав в изумрудно-ровном и умиротворенном море дикого леса дыру, опалив ветви и стволы вековых деревьев, достигла самого дна. Он выжил и теперь лежал среди обломков, не в силах пошевелиться. Лежал и равнодушно смотрел на небо. Только один вопрос мучил его: почему он не умер.
Его звали Игорь. Двадцать один год, холост. Рост – метр восемьдесят два, вес семьдесят четыре, окончил… все это так не важно, теперь…
Игорь попытался встать. Со стоном он приподнялся на локте. Грудь жгло, к горлу подкатила тошнота... как называется эта планета?.. – в голове колыхнулось, выплыло неприятное название – Содом. Ну, да, кажется, так ее все называли. Содом или Радуга.
Там, в небе над Радугой, наверное, продолжался бой. Кто, с кем… Игоря теперь это мало заботило. «Надо выбираться отсюда» - мелькнула мысль. Перед глазами все плыло, однако Игорь сумел встать на четвереньки.
- Что, приятель, подбили? – задиристо прощебетал из зеленой листвы чей-то голос. Игорь дернулся. Оседлав толстую ветку, где-то на высоте полутора метров от земли сидел сероглазый парень в зеленом комбинезоне. Взгляд сероглазого не предвещал ничего хорошего. «Меня сейчас еще и поимеют» - подумал Игорь, а сероглазый, будто угадал, о чем думал сбитый. Резво спрыгнув с ветки, он, встав в позу Робина Гуда, убийственным тоном сказал:
- Ну что, пройдем в клизменную?
Игорю было совершенно не до шуток. Его вывернуло, а руки и ноги подкосились. Он неминуемо встретился бы с собственной блевотиной, но кто-то как котенка схватил его за шкирку и пробасил:
- Хватит шутить Фей Лан, не видишь парню плохо.
- Тролль, ну ладно тебе…
- Пошли в лагерь, - сказал Тролль, после чего перекинул вялое тело Игоря через плечо и шумно зашагал через джунгли. Тролль все же был человеком. Только очень большим и сильным. Под его мерную тяжелую поступь Игорь вырубился.

«Земля, да-да, наша далекая Великая Родина, погрязла в грехе, смраде, извращениях и анархии. Но самое мерзкое, что земные власти позволили грязным извращенцам основать новый Содом – целая планета отдана им на поругание! Целая планета содомитов! Мы должны сжечь эту проклятую колонию, как некогда Господь сжег Содом и Гоморру на матери-Земле. Мы должны – во славу Божью, ради наших детей, ради нашего будущего. Они не остановятся на одной планете, нет! Содом расположен в самом сердце нашего сектора космоса и оттуда зараза гомосексуализма распространяется по всем колониям Союза. Вам не стоит бояться этих содомитов, в распутстве и пьянстве, в уходе от традиционных ценностей они утратили способность быть настоящими воинами. Их мужчины – как бабы, а женщины – как мужчины, но разве может женщина сравнится с настоящим мужчиной? Разве может женщина быть воином? Удел женщины – дом, очаг, дети… их дома – груды камней, очаги не горят, они вымирают – потому что женщины заняты не своим делом. Придет час и мы дойдем до Земли, но сейчас нам необходимо покончить с величайшим злом во вселенной – планетой Содом, которую эти нелюди называют Радугой»…

Игорь хорошо учился в школе, но больше преуспел в гуманитарных дисциплинах – истории, литературе и основах традиционной культуры. Он делал успехи на уроках патриотизма, гражданской обороны и физкультуры. По окончании школы Игорь поступил в летный колледж. Потом – служба…
Игорь неожиданно понял, что лежит на мягкой травке, а правую щеку пригревает солнечный лучик. Приоткрыв глаза, парень тут же зажмурился от яркого света. Чувствовал он себя теперь намного лучше. Потрепано, но не разбито. И прошла тошнота, осталась только неприятная пустота в желудке.
- Пришел в себя? – послышался возле уха знакомый голос. Голос немного сипел, но в целом звучал бодро.
- Макс! – воскликнул Игорь и решительно подскочил. Голова немножко кружилась. Игорь сидел на траве, на краю огромной поляны в окружении дикого леса. Поляна была утыкана палатками и фургонами. Рядом с Игорем, по-турецки скрестив ноги, сидел его давний приятель и сослуживец – черноволосый кареглазый Макс. Алый летный комбинезон на Максе был подран, прожжен и представлял жалкое зрелище. Сам Макс был бледным и небритым. Сколько же времени прошло? Игорь повторил вопрос вслух.
- Тебя доставили только сегодня утром. А так прошло два дня, - ответил Макс, - меня сбили почти сразу после тебя. Кажется, кампания против Содома провалилась.
- Черт! – раздосадовано прошипел Игорь. – Это лагерь для военнопленных?
- Ну да, лагерь… здесь не так уж и плохо. Кормят хорошо, обращаются ласково. Далеко все равно не уйти.
- Кто-то пробовал?
- Пробовали: и нападать на охрану и просто бежать – бесполезно, - пожал плечами Макс. – Те, кому удалось уйти в лес, вернулись под конвоем десять часов назад.
- Дерьмо!
- Ну, может быть, - пожал плечами Макс. – Я вот все думаю…
Макс вдруг замолчал, и как-то странно посмотрел в сторону.
- О чем думаешь? – спросил Игорь.
- Так… не важно, - Макс махнул рукой. – Просто я не понимаю: зачем нам эта война?! Господи, я просто хотел летать…
- Они – враги, - твердо сказал Игорь. – То, что они делают – противоестественно и мерзко.
- А война и убийство – это не мерзко? Пусть бы и жили себе.
- Ты не понимаешь. Это они начали войну. Они строят козни Союзу, они хотят уничтожить нас – нашу культуру, наши традиции. Они поддерживают отщепенцев, спонсируют «правозащитные организации», которые пропагандируют гомосексуализм и прочие извращения. Можно подумать у педиков могут быть какие-то права.
- Но правозащитные организации защищают не только гомосексуалистов.
- Это не делает их меньшими педиками, чем они есть. Они бросают вызов нашим ценностям, нашему обществу, власти, подрывают обороноспособность Союза… Землей сейчас правят сексуальные извращенцы и потомки этнобандитов, которые вынудили наших предков бежать в космос, на другие планеты и вести тяжелую борьбу за выживание.
- При этом Земля постоянно оказывала нам помощь и поддержку. Она никогда не отворачивалась от нас и их колонии, в том числе и эта всегда были дружелюбны. А мы… мы кривили лицо.
- Ты знаешь их дружелюбие – это попытка втереться в доверие и пристроиться сзади – Игорь хохотнул
- У меня здесь брат. Старший. Это был позор для всей нашей семьи, и я ненавидел его. А сейчас… сейчас, мне страшно: я все думаю где он, не случилось ли с ним чего… сможет ли он выстрелить в меня, а я – в него. Мне страшно, что я здесь как на ладони, чувствую себя почти голым, не смотря на эту дурацкую форму и меньше всего мне хочется слышать от тебя заученные проповеди из учебника, потому что ты, черт бы тебя драл, мой друг, а не полковой батюшка, и мне хочется довериться тебе и чувствовать твою поддержку… а ты смеешься.
- Мне тоже страшно, - признался Игорь. – Радует только одно: наши задницы пока что целы.
- Ну, видимо мы не в их вкусе, - хмыкнул Макс. – Черт, Игорь, меня всегда восхищало то, как ты способен веселиться в самой свинской ситуации.
-Уныние – грех, - пожал плечами Игорь.

Солнце припекало. Макс повел Игоря по лагерю. Здесь находилось еще несколько их знакомых, остальные были Игорю неизвестны. Они скитались так около часа, а потом Игорь заметил какое-то движение у границы джунглей. Из зарослей показались три человеческие фигуры. По форме и тому, что двое из появившихся – огромный бородатый парень и худой юноша – были при оружии, Игорь сразу признал в них аборигенов.
- Вот и наши враги, - бросил Игорь Максу.
Троица двигалась к центру лагеря. Двое – бородатый и худой остановились перед одним из фургонов. Фургоны были хаотично раскиданы по всей поляне, но этот располагался в самом центре. Третий – сухой высокий старик скрылся внутри. Вскоре люк на крыше фургона открылся, и старик вылез оттуда. Оглядев лагерь, он заговорил:
- Уважаемые граждане Союза! Час назад правительство вашей державы, так и не сумев захватить планету, предъявило Свободной Планете Радуга ультиматум. Если в течение двенадцати часов мы не передадим всех пленных властям Союза и не прекратим огонь, ваша держава начнет бомбежку планеты. Конечно, если мы выполним все требования, Союз уже ничего не удержит от уничтожения Радуги. Впрочем, учитывая угрозу, Союз и сейчас мало что удерживает от претворения в жизнь своей чудовищной идеи. Поэтому, руководствуясь исключительно гуманными соображениями и возможностью спасти несколько сотен жизней, Свободная Планета Радуга решила удовлетворить требования Союза. Вас всех доставят в космопорт и погрузят на челноки. Вы все – пилоты, поэтому с управлением должны будите справиться.
По толпе пленных волной прокатился гул. Макс прошептал Игорю:
- Они тянут время. Видимо надеются, что Земля придет на помощь.
- Но и наши должны это понимать, верно? – вздернул бровь Игорь. – Похоже, мы проиграли и пытаемся сохранить лицо.
- Может быть… - поджал губы Макс, раздумывая – А может, и нет.
- Что ты имеешь ввиду?
- Я слышал… - Макс замолк. – Я не уверен, что стоит об этом говорить. Здесь и сейчас.
- Но ты уже начал, Макс. Так чего тянуть-то?
- Нам надо встать в очередь на погрузку в фургоны. Давай займемся этим. Потом… если будет возможность, я все объясню. Наше командование – не такие лохи, какими кажутся.
Игорь нахмурился, но ничего не сказал. О чем таком может знать Макс? Игорь задумался. Он никогда особо не… анализировал своего приятеля. Макс был весел, напорист, зол на язык. Любил выпить. Сослуживцы шутили, что у Макса на комме самое большое собрание порнухи в Союзе. Но это все не то… Макс… он всегда оказывался там, где велись интересные разговоры или происходило что-то интересное. Он часто водился с довольно сомнительными людьми, при этом сам всегда был предельно… патриотичен. Было в нем что-то… какая-то двуликость.
Они встали в очередь на погрузку. Игорь с головой ушел в воспоминания.

Корабль спал. Только приглушенный гул проходил по стенам – отзвуки работающих двигателей и систем жизнеобеспечения. Бледная полоска света скользнула и исчезла: дверь каюты открылась и закрылась совсем бесшумно. Но Игорь уже проснулся. Он бы все равно встал: накануне он выдул слишком много сока, и теперь страшно хотелось в туалет. Видимо не ему одному.
Тихо, чтобы никого не разбудить Игорь вылез из койки. Натянув штаны и майку, он неслышно покинул темное спящее царство. Длинный коридор заливал приглушенный рассеянный свет. Здесь было намного прохладнее, чем в каюте. Игорь поспешил по нужде.
Уже возвращаясь, он услышал голоса. Шептались двое, звук доносился из бокового коридора, где располагались каюты офицеров.
- Тише, дурачок… - шептал один.
- Здесь все спят. Никто не слышит, – шептал другой.
- Ты не знаешь. У этих везде есть крысы, - отозвался первый.
- Не бойся, ничего не бойся, - шептал второй и рассмеялся. И по смеху Игорь понял, что это Макс.
Через несколько дней одного из офицеров арестовала флотская тайная полиция по обвинению в государственной измене.


Очередь подошла к концу. Пленники плотно забились в фургон. Прошло несколько минут и все почувствовали движение. Короткое пленение подходило к концу.

- Ты чего молчишь? – вывел Игоря из задумчивой полудремы Макс.
- Кажется, это ты хотел мне что-то рассказать, - пожал плечами Игорь.
- Не здесь же, - ухмыльнулся приятель, обводя взглядом усталые лица товарищей по несчастью.
- Ну тогда… - начал Игорь, но не закончил. Раздался непонятный грохот, и фургон тряхнуло.
- Что за… - ругнулся кто-то рядом.
- Всем сохранять спокойствие – раздался откуда-то сверху спокойный голос того сухого высокого старика, что толкал им речь на поляне лагеря. Но никто не успокоился: вдруг стало ясно различимо неприятное шипение.
- Газ! – крикнул Макс. У Игоря все поплыло перед глазами, и он отключился.

Голова болела невыносимо. Тело горело. Игорь разлепил воспаленные глаза. Он лежал на чем-то довольно мягком. Была непроглядная ночь, но где-то рядом горел костер. Свет от живого огня выхватывал из тьмы стволы деревьев, кривые ветви и резные листья. Дым поднимался вверх и терялся. Деревья росли так плотно, что неба видно не было. Игорь повернул голову. Перед костром сидел Макс и трое содомитов: те двое, что подобрали Игоря после падения на планету и еще высокий старик. Этот дед первым заметил, что Игорь пришел в себя. Он пробуравил пленника взглядом светлых ярких глаз и улыбнулся.
- Я рад, что ты пришел в себя, Игорь. Меня зовут Эрн, – сказал он. Остальные синхронно повернули головы к лежащему на земле Игорю. Макс подскочил и склонившись над другом взволнованно спросил:
- Ты как?
- Как мешок с дерьмом после хорошей пьянки, - почти простонал Игорь. Услышав ответ, Макс облегченно расхохотался:
- Ну, раз ты еще в состоянии так витиевато выражаться, значит все в порядке.
- У меня жар и ужасно болит голова.
- В аптечке есть что-то от головы. Дать? – пробасил здоровенный детина – как там его называл этот щуплый? Тролль, кажется.
- Дать, - ответил за друга Макс. – А от жара ничего нет?
- Увы, - развел своими ручищами Тролль.
Проглотив таблетку, Игорь выдавил из себя сухое «спасибо». В ответ Тролль криво усмехнулся.
Немного придя в себя, Игорь обратился к Максу:
- Что произошло?
Но за Макса ответил старик Эрн:
- Кое-кто из ваших сумел десантироваться.
- Наши обстреляли колонну и распылили убийственный газ, - пояснил Макс. – Слава Богу, рядом с нами на стене висел респиратор.
- Респиратор? – Игорь нахмурился.
- Ну да, - кивнул Макс, - ты, видимо, его не заметил. Но там вдоль стенок фургона висели респираторы. Как раз на такой случай. Я еле успел его надеть, схватил тебя за шиворот и потащил к дверям, но тут громила – Макс кивнул на Тролля – вышиб эту самую дверь и с ревом нас сцапал.
- Я успел вытащить еще троих, но потом пришлось отступить, - пробасил Тролль – респиратор у меня был, конечно, но ваших было слишком много.
- Короче, наши отбили фургоны, но при этом угробили почти всех пленников, - закончил Макс.
- О, Господи. Это ужасно! – воскликнул Игорь. Макс плотно сжал губы и, посмотрев на друга, заговорил. В глазах его была тьма:
- Когда мы добрались до этого места, я упал на землю и…. Нет, я не плакал. Я просто лежал, и меня трясло. Где-то около часа.
- Наши не знали, что внутри фургона - свои, - убежденно проронил Игорь.
- Они знали, - тихо-тихо произнес молчавший до этого щуплый Фей Лан. – Эти чертовы ублюдки все знали. Теперь они трезвонят, что мы уничтожили пленных и готовятся бомбить планету.
- Я же говорил тебе, что наше командование – не такие придурки, какими пытаются казаться, - так же тихо добавил Макс.
- Я не верю, - мотнул головой Игорь.
- Это был приказ с самого верха. От самого Лидера. Согласовано и одобрено Патриархом. Знало всего несколько человек. – Макс грустно посмотрел на приятели и добавил - Я об этом тебе и хотел рассказать.
- Ты-то откуда знаешь?
- У меня был друг… офицер. Он ходил в любимчиках у капитана Введенского. Знаешь, Введенский питает слабость к молоденьким смазливым офицерам. Так вот, этому молоденькому офицеру Введенский проболтался… или не проболтался, а тот сам как-то узнал. Короче этот глупый офицер узнал, что готовиться чудовищная провокация и военное преступление, но он почему-то решил, будто бы это все – инициатива Введенского. И рассказал мне. Он собирался вообще доложить куда следует, но я… я его опередил. – Макс сглотнул.
- Ты рассказал все флотским гэбистам?
- Игорь, я сам – флотский гэбист. Точнее – крыса, которая докладывает, куда надо о… всяком. За небольшую прибавку в жаловании, конечно. Вино и девочки – знаешь как это накладно?
- И что дальше?
- Мне сказали, что со всем разберутся, а потом этого офицера арестовали. И тогда я понял, что приказ был с самого верха. О таких приказах давно говорят в сомнительных компаниях.
- Я никогда не вращался в сомнительных компаниях, Макс.
- Ты слишком правильный, Игорь.
Издалека Фей Лан фыркнул и весело заметил:
- Ага, натурал до мозга жопы, братец.
- Вадим! – закатил глаза Макс.
- Вадим? – нахмурился Игорь.
- У меня теперь новое имя, - весело ответил Фей Лан. – Старое, я оставил там же, где распрощался с девственностью: на своей ущербной и далекой родине.
- Это мой брат, - пояснил Макс.
- Удивительное совпадение.
- Ничего удивительного, учитывая, что население Радуги всего двести тысяч человек, - отметил старый Эрн.
- Все равно это невероятно.
- Было бы невероятным, если бы Фей Лан не разыскивал своего брата, - улыбнулся Эрн.
Игорь чувствовал себя совершенно разбитым. Костер, человеческие голоса, зеленый полог, влажная тьма леса – все создавало удивительный убаюкивающий кокон. Игорь лежал, смотрел на звезды и медленно проваливался в сон…

-Что дальше? Есть какие-то новости с Земли? – слышал Игорь голос Фей Лана.
-Пока нет. – устало вздохнув отвечал Эрн. – Это нападение оказалось таким неожиданным… Помощи можно ждать со дня на день, однако, боюсь, Союз начнет бомбежку уже на рассвете.
- Но мы начали эвакуацию людей, да и система обороны планеты… - пробасил Тролль.
- Мы, правда, оказались не готовы, Тролль.
- Так дальше то куда? – повторил вопрос Фей Лан.
- В Убежище, – ответил старик – Вы знаете, где это. А нашим пленником знать не обязательно.
- Мы все еще пленники? – фыркнул Макс.
- Я не доверяю ни тебе, ни твоему другу, - сказал Эрн. – Вы всего-навсего глупые мальчишки, но… вы ведь были готовы убивать нас.
Макс промолчал.


Утро выдалось хмурым, пасмурным, душным. Весь день они шли куда-то: сначала прорубаясь через чащу, потом – вдоль насыпи монорельса. Прятались в тени, чтобы нельзя было засечь с воздуха. Вечером, они вышли к озеру. Насыпь монорельса тут обрывалась. Неимоверно большой красный солнечный диск закатывался за горизонт, за озеро, окрашивая воду. Максу и Игорю надели на глаза повязки. Их куда-то повели. Потом приказали остановиться. Затем пленники услышали слабое жужжание, лязг… когда им развязали глаза то вокруг был только серый бетон и тусклый искусственный свет. Их привели в какой-то бункер. Они долго шли по коридорам. Изредка встречались люди – мужчины и женщины – с ними конвоиры перебрасывались короткими нейтральными фразами. Наконец пленники оказались в большом зале, где собралось множество человек.
Игорь завертел головой: столы, люди, пульты, экраны с картами, графиками, цифрами… определенно штаб.
- Эрн, наконец-то! – пышная рыжеволосая женщина подлетела к их компании. Она была одета в какой-то немыслимый фривольный комбинезон, однако Игорь сразу понял, что женщина эта является высокопоставленным чиновником.
- Эй, Диана, не задуши меня в своих объятиях! – рассмеялся Эрн. Женщина рассмеялась, но старика все равно обняла и расцеловала, со словами:
- Как же мне не придушить деда моих внуков?..
- И внучки, - добавил Эрн.
- И внучки, - согласилась Диана – Ты не представляешь, как мы за тебя переживали с Реей. Она думала, что никогда не увидит свекра.
Любопытный Макс бестактно вмешался в беседу:
- У вас что, общие дети?
Диана и Эрн недоуменно посмотрели на него, а затем рассмеялись:
- Нет-нет, что ты! – дружно ответили они. Потом старик пояснил:
- Многие, конечно, вступают в такие альянсы, но не в нашем случае. Просто мой сын женат на дочери Дианы – Рее.
- Женат? На дочери? То есть он нормальный? – не удержался Игорь. Фей Лан презрительно фыркнул, Тролль что-то буркнул себе под нос неразборчивое, а Эрн с Дианой опять рассмеялись.
- Все зависит от точки зрения, юноша, - ответил, наконец, Эрн, - В любом случае, если человек гетеросексуален, это еще не делает его нормальным.
- Я просто думал, на Содоме… то есть, я хотел сказать на Радуге, живут одни пе… одни геи, - растерянно проговорил Игорь
- Как вы себе это представляете? – удивилась Диана – Из родившихся на Радуге детей вырастает точно такое же количество гомосексуалов как и на любой другой планете. Высокий процент геев на Радуге связан исключительно с эмиграцией. Только двадцать процентов взрослого населения планеты определяют себя, как гомосексуалы. Остальные – или бисексуальны или гетеросексуальны. На самом деле на Радуге проживает около 30 тысяч геев и лесбянок.
- Всего-то?! – воскликнул Макс. – Да в Союзе вашей братии в разы больше!
- В десять раз, по нашим прикидкам, - серьезно кивнула Диана.
Вдруг истошно взвыла сирена, что-то красное замигало на экранах. Тролль тут же сграбастал Игоря и Макса и повел их…. Они бежали по каким-то однообразным серым коридорам и Игорь совсем не запомнил дорогу. Потом Тролль толкнул их. Перед носом Игоря захлопнулась дверь.
- Все-таки мы пленники, - заключил Макс. Игорь кивнул и огляделся. Небольшая квадратная комнатка без окон, две койки. Выход в совсем уж крохотное помещение с душем и унитазом. Игорь лег на одну из коек.
- Думаю, нам остается только ждать…. – сказал он.
- Мы можем попытаться выбраться, - ответил Макс.
- Зачем?
В ответ Макс пожал плечами. Оно подошел к двери и толкнул ее.
- Она должна отъезжать в сторону, Макс. Толкая, ты ее точно не откроешь.
- Я хотя бы пытаюсь что-то сделать.
- Хорошо, Макс, - устало вздохнул Игорь, - Повторю еще раз свой вопрос: зачем?
- Тебе они уже нравятся? Ты хочешь остаться здесь навсегда? С этими… этими…
- Людьми, Макс. «Эти» называются людьми.
- Совсем недавно ты их называл «содомитами-извращенцами»
- Еще совсем недавно ты закатывал глаза и спрашивал меня: «Зачем нам эта война?!». А теперь с чего ты в бой рвешься? – парировал Игорь.
- Я хороший актер, друг мой. Мне важно было удостовериться в твоей лояльности. Тогда, в фургоне… я ведь спас тебя.
- Разве не это должны делать друзья и, тем более, боевые товарищи – спасать друг друга?
- Да, пожалуй. Поэтому я попытаюсь это сделать еще один раз: нам надо уходить. Если мы не уйдем, то погибнем.
- Ты это о чем?
- Помнишь, всем кололи сыворотку за две недели до высадки?
- Ну.
- Это не совсем…сыворотка. Понимаешь, мы… как бы это сказать-то?! Нас сделали биологическим оружием. Конечно, все население планеты не заразишь, но та зараза которую нам вкололи… у нее очень высокая смертность и осталось совсем мало времени, чтобы ее нейтрализовать.
Игорь подскочил на кровати:
- Постой! Ты хочешь сказать, что мы смертельно больны каким-то вирусом, которым еще и всех вокруг себя заражаем?
- Именно это я и хочу сказать, - кивнул Макс.
- Тогда почему ты ничего не сказал…
- Отвечу тебе тем же вопросом, что ты задавал мне: «Зачем?» - Макс развел руками.
- Но среди них – твой брат.
- Этот брат… - фыркнул Макс – Врагу такого братца не пожелаешь. Ты что, до сих пор не понял, что единственный шанс для тебя выжить – это держаться рядом со мной? Я смогу кое-что опустить в своих отчетах начальству и в них не будет упоминаться о твоих сомнениях и проявленной симпатии к местному населению.
Игорь схватился за голову и крикнул:
- Макс, я не понимаю тебя! Ты же сам такой же, как они. Я знаю, ты спишь с парнями. И с тем офицером, которого арестовали, ты спал, и, возможно, с Введенским и Бог весть с кем еще!
- Я с ними не спал, а только трахался. В этом-то и заключается мое главное отличие от местных выродков.
Не сдержавшись, Игорь набросился на Макса с кулаками. Макс только криво усмехнулся, увернувшись от кулаков, он толкнул Игоря и тот упал. «Что-то странное» - подумал Игорь. Голова неестественно кружилась и к горлу подкатывала тошнота. «Что со мной?» - думал он, и словно в ответ на свои мысли услышал ответ:
- Я же говорил: тебе недолго осталась. Скоро симптомы станут очевидны, и ты умрешь.
У Игоря все плыло перед глазами, он заметил, как в сторону отъехала дверь. В ушах стоял оглушающий звон. Звон нарастал, Игорь тонул в этом звоне. Он судорожно открыл рот, словно пытаясь сделать глоток воздуха. А после наступила темнота.

Шипение… шипение из которого пробиваются обрывки фраз: «…следние новости», «…бежка планеты», «многочисленные жерт…», «…дут бои», «…лы Земного Альянса дали решительный отпор агрес…»… Шипение… шипение превращалось в невыносимый звон, после которого была тишина. И немота. Калейдоскоп невероятных красочных картинок, которые сменяли друг друга с дикой скоростью. А потом сквозь весь этот бред опять пробивалось шипение и обрывки фраз: «…сяч человек оказались заражены», «…реди них представители планетарного совета Эрн Фалькон и Диана Грант». Щелчок!

- Мне вот любопытно: почему ты, изменил свое мнение о нас? Почему подрался с Максом? Наверное, мне никогда не узнать ответа на этот вопрос… - услышал Игорь тихий голос Фей Лана.
- А я и не изменил своего мнения о вас. Вы – мерзкие, отвратительные содомиты, - хрипло ответил Игорь. Он хотел рассмеяться, но из груди вырвался только сухой страшный кашель.
- О, ты очнулся! – радостно воскликнул Фей Лан и добавил - Мы уже потеряли всякую надежду…
- Отыметь меня во все дырки? – Игорь опять закашлялся – Можно я не буду открывать глаза?
- Не открывай. Смотреть тут совершенно нечего. Мы на карантине. В лесу. В палаточном городке.
- Ладно, - проронил Игорь. – Все что случилось, Фей Лан… Ты ведь хочешь услышать ответ на свой вопрос?
- Тебе нельзя много говорить.
- Врачи всегда так говорят. Это все ерунда. Кажется, они тем самым просто пытаются заставить пациентов молчать… - Игорь опять закашлялся.
- Жуткий кашель.
- Каждый раз вместо смеха… Так вот. Дело не в том, что я стал думать о вас как-то иначе. Просто я о себе стал думать намного хуже. А это меняет… все.
- Ты хороший человек, Игорь.
- Но я не лучше тебя. И… я просто понял… понял, что основное различие между людьми пролегает не в том, что они любят, а в том, что они ненавидят. Я ненавижу предательство, подлые удары в спину, лицемерие и обман. Макс… Извини Фей Лан, но твой брат, когда я на него набросился, олицетворял все то, что я ненавижу. Это было крушение всего.
- Я понимаю тебя. Мы ведь выросли на одной планете Игорь. Но почему, почему ты раньше не видел той лжи, лицемерия, того ханжества, которыми пропитана твоя… наша Родина? – с горечью спросил парень.
Игорь попытался открыть глаза. Он хотел посмотреть на Фей Лана и у него это получилось. Он ожидал увидеть то лицо, которое помнил, но его больше не было. Правый глаз Фей Лана скрывала черная повязка, левую щеку рассек глубокий неровный шрам.
- Что с тобой? – спросил Игорь.
- Ерунда, - криво улыбнулся Фей Лан. – Мне обещали новый глаз, да и шрам этот – не навсегда. Я красавец, верно?
- Верно, - улыбнулся Игорь. Фей Лан улыбнулся в ответ и заметил:
- Тебе нужен покой, а мы что-то разговорились. Ты лежи и набирайся сил, а я – пойду. И ты не прав: главные различая между людьми, пролегают в том, способны они любить кого-то кроме себя или нет.
Игорь остался один. Он смотрел на серый брезентовый потолок, но не видел его.

Союз объединял несколько планет, а Игорь родился на самой прекрасной из них – Родине. На Родине был всего один город – Владимир. Он стоял у подножия белоснежной горы, на берегу серо-голубого океана. От города вглубь единственного на планете континента убегали серые нити дорог. Они вели к отдаленным поселкам, но в них Игорь никогда не был. Он так мало где был, и так мало что видел...
На Родине было тихо и спокойно. Там было хорошо и красиво. Игорь любил встречать рассвет на галечном пляже. Солнце поднималось над недвижимой серой водой залива – огромное и яркое. Будущее казалось простым и ясным. Сначала он встречал рассветы в одиночестве. Потом стал приходить с девушкой. Не всегда с одной и той же, но…


- ...Я ведь любил их. Не может быть, чтобы не любил… - пробормотал Игорь вслух.
- Тебе лучше? – раздался тихий и спокойный голос Эрна.
- Что? – Игорь открыл глаза. Эрн сидел точно там, где раньше сидел Фей Лан. Только лицо Эрна не было искалечено. Правда старик выглядел очень усталым и похудевшим.
- Я в порядке, - твердо произнес Игорь.
- Ты говорил во сне.
- Я думал о доме.
- Понятно, - Эрн улыбнулся.
- Я поправлюсь?
- Ты ведь не это хочешь спросить.
- Я смогу вернуться?
Эрн качнул головой:
- Не знаю. Ты в списках тех, кого «зверски убили проклятые содомиты», - старик усмехнулся.
- По крайней мере, меня не объявили национал-предателем.
- Для тебя это важно?
- Это важно для тех, кто ждал меня дома.
- Родители?
- Не только...
- Здесь много хороших девушек, Игорь.
- Здесь много хороших людей. Мне кажется, это важнее – улыбнулся в ответ парень.
- Не без этого… - фраза утонула в грохоте внезапно начавшегося тропического ливня.

*****

Последние капли дождя ударили о брезент палатки, а потом все стихло. Вдруг радостно защебетала какая-то птица. Сквозь брезент Игорь почувствовал: проглянуло солнце.
В палатке никого не было. Игорь встал с кушетки. Ноги подкашивались. Голова кружилась от слабости. Рывком он откинул полог. В глаза ударил яркий солнечный свет. Он увидел поляну, людей, толпящихся на ней… сотни сияющих любящих глаз. Игорь выхватил из толпы стройную фигурку Лана. Лан отчаянно улыбался. Встретив взгляд Игоря, он подмигнул и крикнул:
- Выше, смотри выше! – Игорь устремил взор к небу. Там была радуга и она была прекрасней всего на свете.

@темы: "геи", "фантастика"

Чужая Половина

главная